Как подписать книгу в подарок девушке

Но существуют показания очевидцев, засвидетельствовавших спасение юной княжны, среди них мужчина, проживавший напротив дома Ипатьева и утверждавший, что княжна убежала и спряталась в соседнем доме. Однако никаких доказательств, способных подтвердить или оспорить это утверждение, не существует. Первое упоминание Анны Андерсон в связи с историей спасшейся княжны Анастасии относится к ночи 17 февраля 1920 года, когда неизвестная женщина пыталась покончить с собой, бросившись в воду с Бендлерского моста в Берлине. Можете вы понять, что значит вдруг осознать, что все потеряно и ты одна на свете?

как подписать книгу в подарок девушке

Подробней в видео:

Можете вы понять, почему я сделала то, что сделала? Я не понимала, что я делала. Пытаясь скрыться от позора, женщина, якобы, и предприняла попытку суицида. Впрочем, она так и не смогла связно объяснить, как оказалась на мосту и почему решила прыгнуть в воду со сравнительно небольшой высоты. Попытка самоубийства — единственный факт в этой истории, установленный с полной очевидностью. Полицейские составили опись одежды женщины — чёрные чулки, чёрные высокие ботинки, чёрная юбка, грубое платье без инициалов, блуза и большой платок.

Как подписать книгу в подарок девушке

Ни документов, ни каких-либо бумаг, которые могли бы помочь в установлении её личности, у неизвестной не оказалось. На вопросы она не отвечала, как будто не слыша их. Полицейские сошлись в том, что перед ними сумасшедшая, и неизвестную доставили в Елизаветинскую больницу для бедных. Предполагалось также, что женщина, возможно, является русской беженкой, что следовало из её восточного акцента. Больная была помещена в палату Б в 4-м отделении, предназначенном для спокойных больных. Отказывается назвать имя, возраст и занятие. В Дальдорфе неизвестная провела полтора года.

Впрочем, сведения о том, говорила ли новая пациентка по-русски и могла ли понимать этот язык, сильно расходятся. Так, медсестра Эрна Бухольц, бывшая учительница немецкого языка, довольно долго жившая в России, уверяла, что фройляйн Унбекант говорила по-русски как на родном языке, связными, правильными предложениями. Во время ночных дежурств они не раз имели возможность перемолвиться словом, так как больная страдала бессонницей. Медсестра Берта Вальц вспоминала, что Унбекант заметно заволновалась, когда кто-то из персонала принёс в палату иллюстрированный журнал с фотографией царской семьи. Вальц уверяла, что когда она указала на одну из дочерей царя и заметила, что та могла спастись, неизвестная поправила её: Нет, не та. Впрочем, существуют и противоположные свидетельства — о том, что неизвестная также свободно говорила о германском императоре и наследнике престола, будто была с ними лично знакома. Также замечалось, что больная была склонна к фантазированию и сочинительству, так она уверяла, что выйдя из клиники будет жить на вилле и ездить верхом. Мария Пойтерт, страдавшая, как считается, манией преследования.

Ей постоянно казалось, что за ней подсматривают и её обирают. 23 октября 1921 года одна из сестёр принесла в палату свежий номер Берлинской иллюстрированной газеты с фотографией царской семьи и броским заголовком Одна из царских дочерей жива? По словам Марии Пойтерт, её заинтриговало видимое сходство между неизвестной и лицами на фотографии, но та в ответ на все вопросы лишь прошептала: Молчи! 22 января 1922 года Мария Пойтерт выписалась из клиники, но, оставшись в твёрдом убеждении, что под видом фройляйн Унбекант скрывается одна из царских дочерей, начала искать доказательства. 5 марта 1922 года она встретилась во дворе Берлинской православной церкви с бывшим капитаном императорского кирасирского полка М. Швабе и рассказала ему о своих подозрениях. Ей удается уговорить капитана посетить неизвестную в клинике и постараться установить её подлинную личность. Так или иначе, капитан Швабе остался в сомнении.